Жан-Люк Годар: «Чтобы делать кино, достаточно снимать свободных людей»

Жан-Люк Годар

Представьте себе идеальную картину взаимоотношений художника и зрителя… Сеанс окончен. Зажигается свет. Последние кадры: музыка и титры создают нужное настроение, созвучие. Зритель в полном блаженстве – ему открылась какая-то истина, понять которую оказалось возможным только с помощью кино. Режиссер довольно потирает руки. Он сумел совершить то, о чем мечтает каждый – сделать кино инструментом размышления. У всех все в порядке. Все в одном. Все победители и выходят на свет, как боги.

Именно таким является кино по Жан-Люку Годару…

«Мы забыли, как разжечь костер. Мы забыли слова молитвы. Но мы еще помним место в лесу»

Язык кинематографа слишком далек от совершенства, чтобы сказать на нем правду. Это язык чужих образов: иллюзий света, звука, тела… Но очень часто то, что мы видим, не радует глаз. А то, что мы слышим, не радует слух. И мы смутно догадываемся, что верный образ рождается только с появлением Свободы. Мы богаты, потому что окружены невидимыми мечтами, каждая из которых просится в образ. Ведь неслучайно, однажды по осени, задрав голову, мы вдруг увидим, как небо просверливает в золотых листьях дыры…И появляется ощущение, что любое видение можно узреть. Все в одном, все в тебе. Ты сочиняешь свой фильм. Как будто листаешь главную в своей жизни книгу – и самые важные страницы в ней еще не навсегда утеряны. И вслед за кем-то повторяешь: «Истина – это тьма». По крайней мере, таким будет твой последний кадр. Тьмой, которую пронзит луч кинопроектора.