Kauffman Private Collection: Командор задает тон

KaufmannЕще древние заметили, что виноградная лоза и хмель могут вести наверх, к небу, и вниз, к звериному образу. Дионис плясал, Аполлон пел, Локи проказничал, дворяне трубили сбор на охоту, простолюдины устраивали драки в непритязательных трактирах. Все зависело от того, что ты пил, с кем ты пил, как ты пил.

Культура винопития играет особую роль в большой культуре народа. И честь тому, кто призван эту культуру возвысить, приблизить ее к самым достойным и памятным образцам.

Марк Кауфман, основатель и глава российской компании «Уайтхолл», академик Международной академии виноградарства и виноделия, лучше многих понимает магию и власть пьянящего напитка. Это особый мир, говорит он, мир, который имеет свою географию, национальные традиции, международные стандарты. «Наконец, в нем присутствуют собственные Гении и Злодеи, Творцы и бессовестные трутни, паразитирующие из поколения в поколение на щедрых дарах природы». И для каждого человека, входящего в это царство, уготована своя дорога. Для одних – путь, увитый лаврами, для других – малозаметная тропа, петляющая в поисках сомнительной выгоды.

С момента основания компании в 1992 году Кауфман и его коллеги представляют на российском рынке лучшие вина и крепкие напитки со всего мира. С 1994 года «Уайтхолл» радует нас первым шампанским Европы – Moёt & Chandon, с 1995-го обладает эксклюзивными правами на ввоз коньяка Hennessy.

И все же подлинным прорывом стало основание в 2000 году Kauffman Private Collection. Этот уникальный проект не только привнес в московскую жизнь удовольствие от отличного алкоголя, он дарит собственную философию – гедонистическую философию уверенности в завтрашнем дне и стремится представить в России культуру высокого винопития во всей ее полноте.

По словам Марка Кауфмана, успех спиртных напитков категории premium в России строится на «умении наших сограждан очень быстро отличать великолепное от просто хорошего, выдающееся от посредственного».

Конечно, то, что делает Кауфман, в какой-то мере представляет собой возвращение к привычкам доброго XIX века. Какое бордо открывал граф Сергей Сергеевич Уваров, представляя свои археологические коллекции в кругу друзей? Ну разумеется, Chteau Latour. Каким напитком запивали чеховские сестры свою экзистенциальную печаль? Ну конечно, водкой. Водкой, разлитой из семейного хрустального графина. Эти графины потом скупали у старой русской эмиграции художники-постановщики ведущих театров мира...

В водке для русского человека всегда было что-то ностальгическое, томящее. Но Марк Кауфман взялся разрушить эту традицию. Вся идеология «Уайтхолла» основана на стремлении к будущему, предвкушении будущего. «Мы создаем российскую культуру потребления спиртного образца XXI века», – говорит Кауфман, и вряд ли кто-либо возьмется оспорить это утверждение.

И поэтому не случайно в центре Kauffman Private Collection единственный собственный продукт «Уайтхолла» – имеющая блестящую перспективу водка Kauffman.

Водка Kauffman

Если думать о том, что есть российский национальный алкогольный напиток, ответ напрашивается сам собой. Разумеется, это водка. Но, к сожалению, русская водка, которую пили по всему миру, до сих пор не попадала в категорию алкоголя класса premium. И виски, и коньяк, и тем более доброе старое вино давно стали составной частью мировой культуры пития. Водка должна занять место в этом ряду. Но, чтобы утвердить свой алкогольный рейтинг, нам необходим настоящий лейбл водки, наш национальный штандарт. Именно эту задачу и удалось с блеском решить энтузиастам из «Уайтхолла».

В первую очередь Марк Кауфман и его коллеги попытались определить силу мировых брендов, причину их успеха. Только так – по их мнению – можно было соответствовать высоким стандартам.

Согласно выводам профессионалов основная причина устойчивой репутации алкогольного бренда – предсказуемость его вкуса. Марк Кауфман рассказывает:

«Потребитель, снимая бутылку с полки, не должен гадать, что это за сюрприз ожидает его внутри. Вкус брендирован-ных напитков не меняется годами. Если вкус меняется – появляется новое название. Если вкус меняется ежегодно – появляется год урожая, то есть винтаж. Посмотрим, что у нас. Вкус водки становится совершенно другим в тот самый момент, когда на линию подается следующая цистерна со спиртом. Все известные водочные российские бренды производятся миллионами бутылок, спирт закупают у разных заводов, которые, в свою очередь, закупают пшеницу у разных хозяйств. В общем, при таких объемах производства ни о каком единстве вкуса речь не может идти даже теоретически, не говоря уж о практической стороне дела.

Что же нужно для того, чтобы добиться стабильности вкуса от бутылки к бутылке? Есть два пути. По первому идут мировые водочные гранды – Absolut, Finlandia и другие. Для унификации вкуса используются промышленные методы с применением последних достижений химии, в результате – вкус унифицируется до степени полного его уничтожения. Это не наш путь. Существует принципиально иное решение:

– выбрать несколько областей, имевших в данном текущем году лучшие показатели по качеству зерна;

– в каждой из областей выбрать по одному из лучших хозяйств и закупить у них зерно. В моем случае в 2001 году это было семь хозяйств – по одному из Ростовской, Тамбовской, Волгоградской, Саратовской, Воронежской, Белгородской и Орловской областей, причем количество закупленного зерна в семь раз превышало наши реальные потребности;

– длительно хранить зерно, затем из каждой партии отобрать лучшую седьмую часть и... смешать их. Именно эта смешанная партия зерна из лучших российских зерновых регионов должна быть затем переработана в спирт. Так, на базе уникальной, практически неповторимой смеси должна родиться не орловская, не тамбовская, а именно российская водка;

– хранить отобранное зерно еще длительное время (для избежания мучнистости) и только потом переработать в спирт (так, из зерна урожая 2001 года получается водка 2002 года розлива);

– переработать отобранное зерно только на собственном спиртзаводе – на том, на котором будет затем производиться водка – только так можно обеспечить сквозной контроль качества;

– наконец, самое главное: разлить всю партию разово и оставшийся спирт вылить – и все. И никаких повторов до следующего года.

Вот так и родилась моя водка – первая в мире винтажная водка, разлитая на лучшем, на мой взгляд, в России калужском заводе «Кристалл» (у которого, конечно же, есть собственный спиртзавод)»...

Идеальное содержание призвано соответствовать не менее совершенной форме. Престижный продукт должно быть приятно взять в руки. Специалисты «Уайтхолла» считают, что «производитель обязан уважать своего потребителя и не пытаться продать ему втридорога нечто налитое в дешевую невзрачную бутылку. Потребитель должен при виде бутылки испытать чувство уважения к производителю, потратившему время и силы на ее создание».

Два года ушло у Марка Кауфмана вместе с командой лучших российских дизайнеров на создание макета бутылки, отражающей идеологию проекта, идеологию будущего. Еще три года потребовалось, чтобы лучший и крупнейший французский производитель бутылочного стекла Saint Gobain, льющий самые известные коньячные бутылки для ХО и Extra, воплотил этот экстравагантный дизайн в жизнь. И вот она перед вами, первая в мире поистине аристократическая водка, достойная встать в один ряд с самыми известными на планете алкогольными брендами. В 2002 году было выпущено всего 25 тысяч нумерованных бутылок водки Kauffman. Из них только 7 тысяч ушло на российский рынок, 10 тысяч было продано в Европе и Америке, еще 7 тысяч – в Юго-Восточной Азии. Тысяча бутылок водки 2002 года легла в неприкосновенный запас «Уайтхолла».

Бордо, далее везде

Коллекцию бордоских вин специалисты «Уайтхолла» составляли около двух лет. Согласно принципам, разработанным специалистами компании, ни одна бутылка не покидала пределов Бордо прежде, чем попасть в коллекцию к Марку Кауфману. Это гарантирует соблюдение условий хранения. В коллекции представлены только годы лучших для того или иного chateau урожаев последних десятилетий, причем обязательно по одному урожаю середины 90-х годов. Наконец, все вина, включая вина 90-х, находятся в пике оптимальной зрелости и при этом имеют в запасе много лет жизни.

Разумеется, при составлении коллекции «Уайтхолл» руководствовался и коммерческими соображениями, добивался идеального сочетания цены и качества. Жемчужина Kauffman Private Collection – Grands vins de Chteau Latour, особенно 1952 (1024 евро за бутылку), 1962 (912 евро) и 1970 (1128 евро) годов. Не менее известны и Lafite-Rothschild 1982 (851 евро) и 1986 (605 евро) годов.

Однако намного больше усилий потребовалось для создания коллекции вин Бургундии. Кауфман объездил весь регион, уговаривая владельцев доменов отдать часть своих вин на продажу в Россию. Производство большинства из них ограничено, а на некоторые даже существует квота – всего 100–200 бутылок на страну. Несмотря на все эти сложности, Kauffman Private Collection пополнилась уникальным собранием вин лучших домов Бургундии:Domaine Armand Rousseau, Blain-Gagnard, Bruno Clair, Comtes Lafon, Dujac, Fontaine-Gagnard, Hubert de Montille, Meo Camuzet, Noel Ramonet, Perrot Minot, Trapet, Chteau-Fuisse. Всего в ней представлено свыше 30 лучших доменов и два самых интересных негоциантских дома (Joseph Drouhin и Champy) Бургундии. Такой коллекции больше нет не только в России, но, вероятно, на всей территории Восточной Европы. Поэтому во многом благодаря бургундскому собранию на конкурсе Профессиональной Ассамблеи «ЭКСПО Витрина–2002» компания «Уайтхолл» завоевала Гран-При «Лучшая в России коллекция французских вин».

После Бургундии дело пошло быстрее. В последние полгода в Kauffman Private Collection вольготно расположились самые выдающиеся вина Эльзаса, Прованса и Роны (среди последних – знаменитое Chteau de Beaucastel), лучшие вина Италии (в том числе два первых имени Пьемонта – Bruno Giacosa и Poderi Colla), Испании и Германии. В каждом из этих регионов Марк Кауфман и специалисты «Уайтхолла» старались выбрать самые достойные образцы – действительно лучшие напитки, созданные для настоящих ценителей, а не в угоду общепризнанной моде. В работе над итальянской частью коллекции принял участие известный эксперт и автор книг о виноделии Италии Master of Wine Николас Белфрадж.

Особая часть собрания – это вина Нового Света, большинство из которых именно «Уайтхолл» впервые представил на российском рынке.

Вина Нового Света

До середины 90-х годов в России было очень немногое известно о качественной латиноамериканской лозе. Когда Кауфман начал заниматься чилийским и аргентинским вином, – по его же собственному признанию, – рестораторы и владельцы магазинов шарахались от него, как от зачумленного. Однако вскоре ситуация изменилась, и Латинская Америка вошла в моду.

Несмотря на то, что собрание американских вин только еще формируется, в Kauffman Private Collection представлены отличные, к тому ж еще и редкие вина, в том числе вина из личных погребов владельцев хозяйств, присланные в подарок Марку Кауфману.

Среди чилийских вин, в частности, выделяется Chteau Los Boldos Grand Cru 1998 года (40 долларов) и Almaviva Cabernet Sauvignon 2000-го (93 доллара), среди аргентинских – Catena Alta Malbec 1999-го (52 доллара) и Catena Alta Cabernet Sauvignon 1999 года (46 долларов). Последнее приобретение «Уайтхолла» – обширная коллекция вин Австралии, в которую входят такие шедевры, как, например, Henschke Hill of Grace Shiraz 1997-го (256 долларов) и Giaconda Chardonnay 2000 года (87 долларов).

Деятельность компании «Уайтхолл» в деле распространения чилийских вин на российском рынке высоко оценил посол Чили в России господин Пабло Кабрера. Он писал:

«Среди всех существующих между Чили и Россией отношений выделяется тесное и плодотворное сотрудничество в разных сферах бизнеса. Здесь особое место занимает работа господина Марка Кауфмана, президента компании «Уайтхолл», основного представителя Чилийско-Российской торговой палаты, активно пропагандирующего широкую гамму высококачественных вин, произведенных в Чили и ставших частью удивительной коллекции спиртных напитков из разных стран мира... Уже доказано, что чилийское вино стало великолепным проводником, укрепляющим дружбу и способствующим сближению народов Чили и России. Вино – это отменный посланник дружбы».

...Воистину хорошее вино и любой другой великий алкоголь – это отменный посланник, спутник, товарищ. В своем букете они хранят целую историю наслаждений. Представляя уникальное собственное собрание алкогольных напитков, Марк Кауфман говорит: «За эти годы, полные испытаний, сложных и просто критических ситуаций, вы заслужили право на роскошь. Воспользуйтесь им!»

Наши удовольствия навсегда пребудут с нами, ибо именно воспоминания о них создают неповторимый вкус быстротекущей жизни.

Автор: Андрей Полонский

Категория вне кино: