Вечный образ красоты: версия Линды Евангелисты

Линда Евангелиста

Двадцать лет назад, только окончив модельную школу, она получила приглашение поработать в Японии, а через неделю сбежала оттуда домой. Зазеркалье высокой моды показалось ей кошмаром. Сегодня она стоит в ряду самых выдающихся моделей современности с приставкой «супер» и предупреждает, что сойдет с подиума, только опираясь на трость.

Когда-то ее мечтой было просто демонстрировать одежду. Сегодня, когда состояние Линды Евангелисты оценивается более чем в 30 миллионов долларов, она вполне довольна тем, что границы мечты раздвинулись.

У нее исключительная для макияжа структура лица. Ее экстравагантные стрижки а-ля гранж или гарсон и особенно подбор цветовых оттенков восхищают не только парикмахеров-дизайнеров. Каждый новый сезон Линда открывает новым цветом волос. Было замечено, что за четыре года она перекрасила свои каштановые волосы 17 раз. Взгляд – молния сине-зеленых глаз. Фигура и грация – 5,9 балла на протяжении пятнадцати лет. Она стала синонимом успеха самых известных рекламных компаний, косметических линий, домов высокой моды и гламурных фотосессий.

Что объединяет принцессу Диану и Линду Евангелисту? Их лица в конце 90-х были самыми тиражируемыми в мире. Обложки журналов, рекламные плакаты, телерепортажи, видеоролики, мультфильмы, игрушки... Дошло до того, что однажды изображение Линды Евангелисты появилось на официальной почтовой марке Таджикистана...

Что связывает Линду и Билла Клинтона? Дорогие прически. Правда, стрижка экс-президента Америки за 200 долларов повлекла за собой общественный скандал. А сумма в 300 долларов, которые выкладывает Линда за посещение парикмахера, вызывает только восторги. Ее агенты до сих пор лишь мило улыбаются на вопрос о сумме контракта с Clairol, который она заключила десять лет назад, когда стала официальным лицом известной косметической фирмы. Девяностые – это время Линды. Какой-нибудь незначительный штрих в ее новой прическе становился открытием нового имиджа. Все эти годы нужно было балансировать на очень большой высоте. Съемки в видеоклипах с Джорджем Майклом и Мизрахи только добавили ее образу экстравагантности. В 1995 году Риччи Аведон и Джанни Версаче с успехом использовали ее ставший уже эталоном шарм. Их шоу до сих пор считается образцом постановочного искусства. Девяностые – это история о восхождении, в которой важно не «что», а «как», с красивым началом и феерической кульминацией. Чаще, чем где-либо, Линду можно было услышать в нью-йоркском кафе Tabac и увидеть на парижских и миланских подиумах. Там рождались легенды, которые давали пищу слухам, здесь таились разгадки ее успеха. Там лучшие фотокамеры мира без устали фиксировали все метаморфозы Линды Евангелисты. Фамилия – вот что предсказывало успех, но – какой? Забавно, что фамилию Евангелиста носили оба дедушки Линды, выходцы из Италии. «Евангелиста» – звучит так, как может звучать только чудо, если ему попытаться подыскать звуковой эквивалент. Сила этой фамилии подарила Линде возможность это чудо совершить.

Линда родилась 10 мая 1965 года в Сан-Катарин, в канадской провинции Онтарио. Детство ее прошло в местечке рядом с Ниагарским водопадом. До сих пор она с удовольствием посещает свой городок, где остались родные и друзья детства. И не только потому, что открыла в своем родном городе клинику по профилактике и лечению раковых заболеваний. Она с теплотой вспоминает занятия в танцевальной и музыкальной школах и то, как она пела на семейных торжествах, подыгрывая себе на аккордеоне. Отец был рабочим на General Motors. Мать все свободное время посвящала дочери. С тем, чтобы и у нее не оставалось свободного времени на безделье.

Сказки о златокудрых красавицах с голубыми глазами занимали все мысли маленькой Линды. С ними она лелеяла мечту стать самой счастливой и красивой на свете. Она не переставала мечтать о сказочной жизни даже во время уроков в католической школе.

В 12 лет уже перелистывала модные журналы и мечтала о подиуме. Линда красила губы маминой помадой, красовалась перед зеркалом в маминых туфлях... Кто бы мог предположить, что из этих забав может получиться какой-нибудь толк? При не ахти какой зарплате отца, половину из которой мать тратила на наряды и косметику...

Линду не тяготили мысли о несоразмерности желаний и действительности. Ее увлекали шумные праздники и разнообразные лица. Она любила фотографировать и делала снимки самых необычных и привлекательных лиц. В один прекрасный день мама отвела ее в школу моделей, самую известную в городе. По окончании школа гарантировала работу. Обучение в основной группе было дорогое и не по карману родителям Линды, поэтому ее отдали в подготовительный класс.

Обучали смешным вещам – как сидеть за столом, как выходить из машины. Без труда Линда преодолела первую ступень модельного ремесла. В 15 лет школа отправляет ее на конкурс Miss Teen Niagara. Линда не завоевала призовых мест, лишь представитель нью-йоркского агентства Elite оставил свой телефон и попросил прислать фотографии. Жизнь на пороге совершеннолетия во многом похожа на ребус. И нет смысла его разгадывать, заранее зная ответ. Несмотря на все обещания, звонков с выгодными предложениями не было. После неудачной поездки в Японию Линда решила забросить модельный бизнес и заняться образованием. Но снова вмешалась мама и попросила позвонить тому парню из Elite. Несмотря на протесты дочери, впрочем, довольно вялые, звонок состоялся. В результате она поехала в Нью-Йорк, чтобы сказать себе – да, она попробует еще раз. Агентство тщетно пыталось подыскать ей работу. Она оказалась в Париже, но на самой низкой ступени карьеры и долго, почти три года, карабкалась вверх. Возможно, нужен был покровитель. И она согласилась на предложение директора Elite Джеральда Мари стать его женой. А вскоре произошло маленькое чудо. Лицо Линды появилось на развороте французского издания Vogue, а затем и на обложке серьезного журнала Foto в 1988 году.

Фотограф Петер Линдберг придумал для нее образ мальчика с длинной челкой. Стивен Мойзель надел на нее черные перчатки и подкрасил губы черной помадой. Лицо засияло интригующим шармом. За год с небольшим Линда превратилась из длинноволосой красотки а-ля Голливуд в инфернальное чудо. Практически все модные журналы мира выстраивались в очередь, чтобы получить фото Линды Евангелисты для обложки. Титул «леди Clairol» она получила за рекламу средств для окраски волос. Это было в 1992 году, когда прически и оттенки волос предвосхищали не одну эстетическую концепцию. Брак с Джеральдом распался, завязались новые романы. Пресса пристально следила за тем, как складываются отношения между Линдой и Кайлом Маклахланом, агентом Купером из сериала «Твин Пикс». Вот парочка присмотрела дом в сердце Манхэттена, вот переехала в Париж... Но Линда и Кайл публично не распространялись о своих планах. Потому что главные из них были связаны только с работой и требовали немедленного воплощения.

Синди Кроуфорд, Кристи Турлингтон, Наоми Кэмпбелл, Клаудиа Шиффер, Линда Евангелиста... Сборная команда эталонов и стандартов высокой моды – лицо, фигура, силуэт, пластика, грация, прическа. Эти топ-модели, многим из которых уже за тридцать, до сих пор заключают сногсшибательные контракты. И хотя все говорят, что эталон красоты постоянно колеблется, никому из молодых и ранних затмить славу тридцатилетних пока не удалось. У молодых – масса преимуществ, они стараются как можно чаще бывать на виду у прессы, рвутся в Голливуд, в шоу-бизнес. Их поступь выверена и напориста, они готовы все смести на своем пути, но за тридцатилетними опыт, а значит, и власть. «Когда у меня плохое настроение – я перекрашиваю волосы». Из этой фразы легко заключить, что Евангелиста часто подвергается приступам хандры. Как известно из сказок о принцессах, совсем не просто быть красивой и недепрессивной. У нее часто «шалят нервы». Этим пользуются те, кто из каждой фразы, брошенной ею на ходу, пытается раздуть скандал. К слову, злобной и агрессивной ее сделали журналисты, в их числе и автор «Модели» Майкл Гросс, в своей книге о кухне модельного бизнеса придумавший для Линды образ тайного врага – Наоми Кэмпбелл. На самом деле с Наоми Линда дружит и работает второй десяток лет. Неразборчивые связи, наркотики, скандалы – на все это Линда только пожимает плечами. Если бы Гросс в своей книге действительно хотел написать правду о ней и ее брутальной жизни, то наверняка нашел бы время встретиться и поговорить.

В 35 лет Линда решила резко изменить свою жизнь: приостановить свою необыкновенную карьеру, завести семью и родить ребенка. Сподвигнуть ее на это удалось Фабьену Бартезу, вратарю сборной Франции по футболу, с триумфом выигравшей чемпионат мира. Сердце Линды растаяло от щедрот Бартеза. Она покинула подиум, и «герои светских сплетен» уединились в шикарном особняке на французской Ривьере. Но продолжение романтической сказки оказалось ужасным. Беременность прервалась на шестом месяце. Они не находили себе места, продали дом во Франции, присмотрев особняк в Чешире. Бартез подписал сумасшедший контракт с «Манчестер Юнайтед» и начал готовиться к чемпионату Европы. Линда засобиралась в Америку, жалуясь на невыносимую английскую погоду. Она приобрела пентхаус на 22-й улице в Манхэттене за 3,5 миллиона долларов и вскоре переехала туда. Теперь ее все чаще можно было застать в саду, где она пыталась забыться, ухаживая за любимыми гортензиями.

Мир модельного бизнеса, как и жизнь, – ужасный и беспощадный и порой напоминает коварный заговор судьбы. Минуло счастливое десятилетие, и все заговорили, что имя Евангелисты в программах дефиле уже не гарантирует стопроцентного успеха. Пресса писала о ней значительно реже. Ее новые контракты не вызывали жгучего любопытства. При этом все ссылались на старое правило: модельный мир сделал свое дело по раскрутке имиджа Линды и занят новыми именами. Новое тысячелетие началось в полной неизвестности о карьере, жизни и судьбе. Но если другое имя может легко превратиться в пустой звук, то с именем Линды Евангелисты, к счастью, этого не произошло.

Уже через год состоялось возвращение Линды в большую моду. Оно началось с фото на обложке сентябрьского номера американского Vogue, с контракта со знаменитым меховым концерном Blackglama и скандала о махинациях вокруг одного из модельных агентств. И главное – поползли слухи о встречах Линды с Фабьеном Бартезом, разговоры о том, что искушенные любовники снова пытаются наладить отношения. Папарацци и пресса запутались в сетях причин и следствий. Становилось похоже, что вдохновение, с которым в 90-х Карл Лагерфельд или Ричард Аведон делали волнующие фотосессии «про прекраснейшую с божественной фамилией», в ближайшее время может посетить кого-нибудь еще. Началась новая история Линды Евангелисты: превращения в образы неповторимых красавиц, коварных и опасных.

Она стала естественным продолжением сюжетов, которые будоражили мир fashion-бизнеса 80-х и 90-х годов. Сеть магазинов Wallis обратилась к Евангелисте в надежде найти новый имидж для старейшей английской марки. «Образ должен вернуть нам интерес самых требовательных покупателей. Женщина, носящая одежду от Wallis, – зрелая, чуть больше тридцати, элегантная и со склонностью к флирту. Кто лучше Линды сможет это продемонстрировать?»

Еще недавно она собиралась покинуть Англию, и как поговаривали – навсегда. Здесь не ее климат, нелады с хорошим настроением, стрессы, особенно в последние годы... Гадали – вернется ли во Францию? По мнению французского журнала Voice, Линда никогда не смирится с потерей ребенка, а значит, предпочтет жить в какой-нибудь другой стране. Но для модели жизнь возвращается, как только вдали забрезжит подиум, все краски триумфа, все его звуки, все оттенки. И все оказалось именно так.

Одно из увлечений Линды – сигары. Оно началось в период ее романа с Кайлом Маклахланом. Ее любимые сигары – Cohiba, она пробовала все форматы. Линда любит говорить о них, обсуждать достоинства, сравнивать ощущения. Кроме того, у нее целая коллекция хьюмидоров. О своих пристрастиях Линда говорит с воодушевлением. Любит французские вина, с удовольствием готовит и возится в своем саду, посещает футбольные матчи. Никогда не стремилась быть актрисой, но с удовольствием может поиграть для друзей на аккордеоне или подпеть на концерте Брайану Адамсу. Журналистов и папарацци терпеть не может. Вздорная и неотразимая в своих неподдельных эмоциях, которые с годами только горячее. Любимое время отдыха: воскресный вечер за бокальчиком кьянти, с сигарой Cohiba Robusto, вместе с подругами и партнерами по игре в покер. Все остальное – любовь к людям.

Автор: Илья Семин

Категория вне кино: