Интервью с Роландом Эммерихом и Рисом Ивансом

Накануне выхода в прокат картины «Аноним», рассказывающей о том, что пьесы Шекспира писал вовсе не Шекспир, а граф Оксфорд Эдвард де Вер, Москву посетили его создатели — режиссер Роланд Эммерих и исполнитель главной роли Рис Иванс. Они поделились с журналистами своим мнением об авторстве знаменитых произведений, а также рассказали о том, почему сменили амплуа.

Сценарий «Анонима» попал вам в руки десять лет назад. Почему вы только сейчас сняли фильм?

Два-три года занял процесс переписывания сценария. В исходном варианте Джона Орлоффа в центре всей истории был треугольник отношений — Бена Джонсона, Шекспира и графа Оксфорда. Но мне казалось, что фильм не может быть посвящен одной теме. Я считал, что для фильма недостаточно истории непризнанного авторства. Я задавал себе вопрос: если граф Оксфорд действительно был автором всех пьес, то почему он не мог поставить под ними свое имя? Я обсудил это с Джоном, и мы пришли к выводу, что главный вопрос — вопрос престолонаследия: кто будет следующим королем Англии? И эта интрига стала основной движущей силой сюжета, а треугольник отношений отошел на второй план. После того как сценарий был закончен, мы обратились к компании Sony, и нам быстро дали зеленый свет на эту постановку. Мы поехали в Лондон с намерением снять этот фильм, но тут выяснилось, что нашего бюджета не хватает на все, что мы задумали. Кроме того, не все актеры, исполняющие главные роли, были доступны на тот момент, поэтому проект был приостановлен. Я начал снимать «2012″ и, пока работал над ним, нашел решение, как дешево снять елизаветинскую эпоху в «Анониме». И только после этого мы приступили к съемкам.

Существует несколько точек зрения на авторство пьес Шекспира. Почему вы выбрали именно версию с авторством графа Оксфорда, а не Бэкона или других?

Я услышал эту историю от сценариста Орлоффа. До этого я ничего не знал о полемике. Я купил сценарий десять лет назад. Сейчас я на сто процентов уверен, что Шекспир не может являться автором. А вот граф Оксфорд писал пьесы или кто-то другой — это вопрос. Человек, написавший этот текст, жил тем, о чем писал. Он был ювелиром слова, Картье своего времени, он был гением. А при этом не осталось ни одного документа, написанного рукой Шекспира.

Верите ли вы сами в рассказанную вами историю? Или часть сюжетных ходов, как, например, инцест, нужны для сильной истории?

История с инцестом — это теория, которой придерживается небольшая группа исследователей, но я все равно решил использовать эту историю в фильме, потому что она как раз в духе Шекспира.

Почему, по-вашему, пьесы Шекспира до сих пор актуальны? Возможно, средние века к нам ближе, чем мы думаем?

Это интересный вопрос. С одной стороны, герои Шекспира абсолютно современны; с другой стороны, нравы в XVI веке были более дикими и варварскими. И в этой двойственности и предвосхищении как раз причина такой популярности и актуальности Шекспира в наши дни.

Что заставило вас присмотреться к Рису Ивансу и взять его на такую серьезную роль, какая из его работ?

Я проводил кастинг с открытым сердцем, не имея представления, кто будет играть графа Оксфорда. Я отсмотрел очень много актеров в Лондоне и просил моих кастинг-директоров не говорить актерам, на какую роль они пробуются. И потом я увидел Риса, которого предполагал взять на роль Шекспира, потому что это комедийная роль, как раз по части Риса. Я был удивлен, когда Рис попросил дать ему роль графа Оксфорда. Может быть, потому что их отличает внутреннее родство, например, эксцентричность. Как бы то ни было, с того момента эта идея засела в моей голове: Рис Иванс — граф Оксфорд, это смелый ход. И пробы были фантастические. Я думаю, что он очень хотел сыграть эту роль. Рис как я: я нахожусь в тюрьме фильмов-катастроф, Рис — в тюрьме комедийный ролей, и он с удовольствием сыграл совершенно другой характер.

Почему вы не дали Рису сыграть хоть немного иронии?

У Риса есть пара моментов в фильме, когда он демонстрирует свои комедийные таланты. Но он принес нечто более важное в фильм — свои чувства, свои эмоции. По-моему, заставить человека плакать важнее, чем рассмешить, тем более что комедийные сцены в фильме есть — это эпизоды с Шекспиром. А Рис у нас отвечал за слезы. И мне кажется, что для нашего фильма это более важная задача.

Елизавету играют мать и дочь Джоэли Ричардсон и Ванесса Редгрэйв. Какую актрису вы пригласили первой в фильм?

Я работал с Джоэли Ричардсон в «Патриоте». Она мне очень понравилась. Она была единственной претенденткой на роль Елизаветы. Я спрашивал Джоэли, как мне лучше пригласить ее маму в фильм, потому что боялся просто так подойти к Ванессе. Джоэли ответила: «Удачи! Мама сыграет, только если она согласится с твоей трактовкой Елизаветы». Ванессе не все понравилось, она многое добавила от себя в характер Елизаветы. Такой Елизаветы вы раньше не видели.

Как вам помогал бывший художественный руководитель театра «Глобус» Марк Райлэнс?

Марк очень помог нам. Он кладезь знаний о Елизаветинской эпохе, костюмах, обычаях, театре. Его жена сочинила музыку для эпизодов на сцене театра «Глобус». Нам помогали и актеры театра.

Назовите десять причин, по которым вы считаете, что Шекспир не является автором пьес.

Масса причин, я могу отвечать 2-3 часа. Например:
Не осталось писем или других документов, написанных рукой Шекспира из Страдфорда.
Две его дочери были неграмотными.
В завещании не упоминается ни одной книги.
Человек, написавший пьесы, великолепно знал жизнь высшего сословия. Взгляды автора пьес аристократичны. Будучи простолюдином, Шекспир слишком навязчиво интересовался придворной жизнью.
Зять Шекпира был врачом, и он никогда не упоминал в своих записках, что его тесть был писателем.
Вся история с первым изданием сочинений Шекспира выглядит так, будто издатель искал подходящий псевдоним, хотя все в то время знали, что он не является автором этих пьес.

Рис, что у вас и Роланда общего с вашим персонажем графом Оксфордом?

У меня очень мало общего с графом Оксфордом. В социальном плане он аристократ, а я из рабочего сословия. Я думаю, что как раз много Роланда в графе Оксфорде — непонятый гений. Люди не понимают его, вечно обвиняют в том, что он разрушает мир. А он не разрушает, он создает новый мир. Он гениален в понимании природы человека. Роланд — кладезь идей. Его преследуют глупые ярлыки — король хаоса и так далее, а он крайне чувствительный человек. Поэтому Роланд часто оказывается в ситуации непонимания, и я, да и все мы, часто бываем непонятыми. Это могло привлечь нас обоих в судьбе графа Оксфорда.

Как вы готовились к этой роли, какие источники использовали?

Само собой, у меня была книга с прекрасными пьесами. В данном случае важную роль сыграл костюм. Вы двигаетесь по-другому, другая осанка, танцуете, имитируете движение планет. Это была другая эпоха, костюм действительно изменил меня. Когда вы смотрите на картины того времени, вам кажется, что люди на них позируют, но на самом деле — нет. Это костюм задает движение и позу — ваша голова на тарелке. И вы двигаетесь по-другому.

Как вы с Роландом работали над вашим персонажем? Кто какой вклад внес, кто придумал детали, например, пальцы в чернилах?

Да, это было сотрудничество. Мой вклад — смоуки-айз. Мой герой окружен своими пьесами и персонажами, он не думает, он видит свои мысли и потом говорит. Что касается внешнего вида, то Роланд твердил мне одно — Карл Лагерфельд. Я сказал: «Ок, я сделаю Лагерфельда для тебя и Дэвида Боуи для себя». Так что Оксфорд — это союз Лагерфельда и Боуи.

Роберт Дауни младший говорил, что на съемках «Шерлока Холмса» ему нравилась расслабленность британцев на площадке — все постоянно пили чай. Мистер Эммерих немец, но давно работает в Голливуде и, наверное, серьезно относится к процессу. У вас оставалось право на файв-о-клок?

Нет, никакого чаепития, потому что Роланд любит работать. И Роланд расслаблен, учитывая все вопросы, о которых ему приходится думать: создание нового мира или когда он разговаривает с актером — это микрокосмос отношений и чувств. И это работает, когда вы видите реальных людей в экстраординарной ситуации. Так что Роланд спокойно и расслабленно чувствует себя на площадке, если бы я был на его месте, то я бы уже был в смирительной рубашке. Мы работали с немецкой командой. Немцы эффективны, но при этом и очень креативны. Работа в радость. Я не думаю, что мы смогли бы закончить фильм в другой стране, только в Германии.

Убедил ли вас Роланд, что ваш герой, граф Оксфорд — истинный автор пьес, подписанных Шекспиром?

Кто бы ни был автором — он был гением в любом случае. Язык, мысли… В фильме рассказывается прекрасная история о вызовах, битвах. Я надеюсь, что фильм вдохновит вас на перечитывание Шекспира. Я видел, как людей впечатлил наш фильм. Сейчас это редкость. В сценарии мне понравилась история про анонимность автора, а также мысль столь верная в России — перо сильнее меча.

Роланд тоже говорит, что главная идея фильма — перо сильнее меча. Вы согласны с этим утверждением, даже несмотря на то, что в финале фильма планы вашего героя проваливаются?

Перо определенно могущественней меча. Меч может остановить какие-то вещи, перо может их изменить. Всегда. Особенно, если воткнешь перо в чей-нибудь зад. Двойной эффект (смеется).

Что вам рассказывали в школе о Шекспире? Есть ли традиционная точка зрения на преподавание Шекспира в школе?

Вопрос авторства открыт. Шанс, что именно Шекспир написал пьесы, очень мал. По-моему важно, что сценарий Орлоффа показывает историю в политическом ключе, мы видим структуру общества того времени — это новый взгляд. Шекспир в школе — это было очень скучно, как ежедневное чтение Библии. Только в драматической школе я полюбил Шекспира, когда произносил его тексты, говорил его словами. Только тогда ты действительно дышишь воздухом Елизаветинского времени.

Как, по-вашему, отреагируют англичане на версию немецкого режиссера об авторстве пьес Шекспира?

Посмотрите на мою улыбку. Я надеюсь, что в академических кругах фильм вызовет хаос и анархию. А для людей, которые любят истории, любят пьесы Шекспира, это будет глоток свежего воздуха. Это как достать полное собрание сочинений Шекспира в старой оксфордской библиотеке, открыть книгу и сдуть пыль с нее. Что Роланд и сделал. Я уверен, люди посмотрят кино и захотят пойти в театр.

Какой из шекспировских персонажей вам ближе всего и почему?

Их много. Иногда я чувствую себя Ромео, иногда Гамлетом, когда я стану отцом, точнее, если я стану отцом, я хочу быть королем Лиром… Я Макбет, когда я пьян.

Каких еще исторических персонажей вам хотелось бы сыграть?

Играть графа Оксфорда — это роскошь для актера. Обычно я играю рабочий класс. Я играл ранее князя Мышкина и хочу сыграть его еще раз. И еще Распутина. И это я говорю не потому, что мы сейчас в России (смеется).

Если бы вы были режиссером, то какой фильм вы бы сняли?

Моя тема — это детство. Один из моих любимых фильмов — «Моя собачья жизнь» Лассе Халльстрема. В 6-7 лет сложился мой взгляд на мир, мое чувство юмора. Я бы снял фильм о том, как дети воспринимают взрослых.

У вас уже есть четкий план этого фильма?

Нет. Это просто мысли вслух. Если вы бы спросили меня десять минут назад, то я ответил бы совсем по-другому.

Какое, по-вашему, место в массовой индустрии может занять «Аноним»?

Я думаю, что этот фильм сделает для театра то же, что «Рокки» сделал для бокса.

Категория: