Конное поло. "Игры кентавров"

Конное поло

Что нужно для того, чтобы играть в конное поло? Немногое. Родиться в Англии. Сесть в седло раньше, чем научиться ходить. Иметь достаточно средств для покупки и содержания поло-пони. Принадлежать к определенному кругу. Совсем неплохо «случайно» оказаться наследным принцем – и вы обязательно приобщитесь к этой игре. Ослепительная зелень стриженой травы, лоснящиеся от пота крупы разгоряченных лошадей, раскрасневшиеся лица всадников, взмахи клюшек, щелчки ударов по белому мячу, крики болельщиков... Идет состязание, покорившее своей сложностью, красотой и зрелищностью еще римских легионеров. Хоккей с мячом верхом на лошадях. Или, как его теперь называют, – конное поло.

Что такое конное поло сегодня? Во-первых, благородный вид спорта, стоящий в одном ряду с гольфом, теннисом и парусными гонками. Благородный – и очень дорогой. Покупка одного поло-пони обходится игроку примерно в $50 000. За одну игру всадник меняет несколько лошадей (из-за огромных нагрузок редкий скакун выдерживает больше двух таймов). Правда, в правилах есть ограничение: один игрок может сменить не более шести лошадей. Обычно и не менее: на лошадях не экономят. То есть умножьте 50 000 на 6. Плюс содержание конюшни, берейторы, ветеринары, амуниция... В общем, только хорошо обеспеченный человек может себе это позволить.

Во-вторых, конное поло – визитная карточка принадлежности к высшему свету, почти безошибочный признак аристократии. У этой игры – голубая кровь. Здесь нет случайных людей: и в Международной Федерации, и среди игроков – громкие титулы и старейшие фамилии. Так, в Англии все мужчины королевской династии обязаны становиться отличными игроками. Отец принца Чарльза, принц Филипп, герцог Эдинбургский, сам превосходно играл в поло и буквально с младенческого возраста посадил в седло своего сына. Так было всегда. Во всех странах и на всех континентах. Легенда Америки – генерал Джордж Паттон – был известен не только своими ратными подвигами. И если предположение, что именно он доставил в США так называемое Копье Судьбы (им римский легионер Лонгин пронзил тело Христа), еще требует доказательств, то генеральское мастерство наездника никто и никогда под сомнение не ставил. Паттон в двадцатых годах прошлого столетия активно пропагандировал развитие конного поло в Америке и сам до пятидесятилетнего возраста оставался ведущим игроком. А один из богатейших людей планеты (сегодня у него 38 миллиардов долларов капитала) Хаджи Хассанал Болкиах Му'Иззадин Ваддаулах, султан и верховный правитель небольшой азиатской державы Бруней Дар-эс-Салам, все свободное время проводит в развлечениях, так или иначе связанных с женщинами, лошадьми и автомобилями. Закупает лучших скакунов, азартно играет в конное поло и тратит бешеные деньги на селекцию и тренировки своих любимцев.

В-третьих, конное поло – это традиция, длящаяся как минимум два тысячелетия.

В самом начале нашей эры в Тибете возникла игра, ставшая прародительницей современного поло. Позднее ее переняли арабы, индийцы, китайцы и даже японцы. Но особой популярностью чоугани (или гуйбози) пользовалось в Древнем Иране – Персии. Поначалу игра была почти что демократична: участвовать в ней мог любой желающий – были бы ловкость да верный скакун, – но постепенно она становилась исключительной привилегией знати. Тонконогих породистых лошадей покрывали чепраками, расшитыми золотыми нитками, вельможи щеголяли в праздничных одеждах, и сам падишах по окончании состязания одаривал победителя драгоценными призами.

В конце XIX века британские офицеры пристрастились в индийских колониях к конному поло и очень скоро завезли его в Европу. Горячая, азартная игра так покорила сдержанных (но только на первый взгляд!) англичан, что стала не только повальным увлечением молодых аристократов, но и была признана обязательным элементом подготовки кавалерийских офицеров в британской армии.

Вообще-то англичане всегда питали особую слабость к спорту. (Помните, что говорил по этому поводу герцог Веллингтон? «Битва при Ватерлоо была выиграна на спортивных площадках Итона».) Они придумали футбол, подчинивший себе всю планету, а крикет не оказался популярным у соседей Британского королевства, возможно, только потому, что те не смогли внятно растолковать миру правила этой игры. Зато, приобщившись к конному поло, они принялись педантично его регламентировать. Доброй частью современных правил мы обязаны именно им.

Большая игра

Состязание обычно проводится на открытой травяной площадке (300х150 м), с обоих концов – ворота шириной 4 метра, по бокам – трибуны для зрителей. Участники разделены на две команды по четыре-пять игроков (если соревнование проходит в манеже, то число членов команды уменьшается до трех). Задача – забить как можно больше мячей в ворота противника. Для игры используются деревянные клюшки на длинной (около 1,5 м) гибкой рукоятке и мяч, вырезанный из ивового корня и оплетенный веревкой. Но главное – это, конечно, превосходные лошади.

Название «пони» они получили из-за ограничения в росте – до 147 сантиметров в холке. В 1919 году ограничение смягчили (теперь можно использовать более рослых лошадей - от 147 до 155 см), но название осталось. Британцы, стремясь вывести идеальных игровых лошадей, скрещивали местные породы с чистокровными верховыми жеребцами. Но со временем их обошли аргентинцы, использовавшие очень выносливых лошадей криоло и уэльского пони. Жесткие критерии отбора касаются не только экстерьера. Поло-пони должны быть добронравны и энергичны, должны уметь мгновенно набирать скорость на коротких дистанциях и резко менять направление на галопе. Нервная, пугливая лошадь для поло не подойдет. В этой игре конь действительно сливается с всадником воедино, и только от такой кентавровой слаженности и отточенности совместных действий зависит конечный результат. Идеальный пони – азартен и самоотвержен. Он не забывает о себе – но лишь ради блага общего дела. Как поло-пони – Мальтийский Кот, герой рассказа Р.Киплинга. Отважный и опытный игрок, он советует своим товарищам не спускать глаз с мяча, что бы ни случилось, «играть не только ногами, но и головой», – но ржанием и отбрыкиваниями дать знать седоку, если сбруя не в порядке.

Этого единства нельзя добиться за год-другой. Хороший наездник садится в седло в раннем детстве и ежедневно несколько часов проводит в изнурительных тренировках. Он учится сохранять равновесие, сидя без стремян на тряской рыси. Преодолевать препятствия и подчинять себе самых капризных лошадей. Чувствовать каждое действие коня за секунду до того, как оно будет совершено. А уж о воспитании самих лошадей написаны целые «педагогические поэмы»!

Нужно ли наказывать коня за неподчинение? Разумеется, да. Но во-первых, нельзя наказывать в порыве ярости, потому что сила воздействия будет непропорциональна проступку. И лошадь не поймет ничего, лишь озлобится, запомнив несправедливую боль от удара. Во-вторых, лучше не наказывать вообще, чем наказать не вовремя, с опозданием. И в-третьих, человек, который не умеет «договариваться» со своим конем без хлыста, может научиться крепко сидеть в седле, но никогда не станет настоящим наездником, глубоко понимающим природу и тонкости характера лошади.

Продолжительность одного игрового периода – 15 минут. Судьи строго следят за соблюдением правил, назначая штрафные очки и удаляя с поля особо провинившихся, но в яростной схватке за обладание мячом нередки травмы и падения. Экипировка всадников, помимо белоснежных бриджей, перчаток, сапог со шпорами и рубашки с короткими рукавами, конечно, включает в себя защитные наколенники и шлем со щитком, но лучшей защитой от травм остается высокое мастерство наездника. Поло – это стиль жизни, породивший целое направление в дизайне и парфюмерии. В конце 60-х годов нью-йоркский дизайнер Ральф Лифшиц стал Ральфом Лораном – и выбрал своей эмблемой игрока на пони. Маленькая преданная лошадка позволила безвестному новичку с триумфом ворваться в мир престижных марок одежды, парфюмерии и аксессуаров...

...Но вернемся на поле. Судья дал свисток: игра окончена. От запаха конского пота, смешанного с ароматами сигар, тончайших духов, примятой травы, седельной кожи, разогретой солнцем, начинает кружиться голова. Зрители переговариваются – возбужденно, но чинно. Затем все они поднимаются со своих мест и, по давней традиции, идут утаптывать газон, изрытый копытами лошадей.

Автор: Елена Коновалова