Теневой бизнес

Шерлок Холмс: Игра теней /Sherlock Holmes: A Game of Shadows/ (2011)

Режиссер: Гай Ричи

В ролях: Роберт Дауни-мл., Джуд Лоу, Рэйчел МакАдамс, Рэй Донн, Стивен Фрай

Когда на Европу обрушивается волна анархистских терактов, Холмс (Дауни-мл.) перехватывает письмо, которое приведет его к загадочной цыганке (Нуми Рапас) и гениальному профессору Мориарти (Харрис). В это время Ватсон (Лоу) пытается жениться…

Штурмуя очередное дело, Гай Ритчи, Роберт Дауни-младший и Джуд Лоу следуют устоявшейся формуле и не прибегают к оправданиям. Крепкий сиквел далек от безудержного смакования самого себя, не требует от зрителя полного погружения в легенду о великом сыщике, и уж тем более — упаси боже! — не мрачнее первого фильма. В случае Холмса о развитии персонажа речь почти и не идет. Герои действуют — в Лондоне и Париже, в Германии и у известного водопада в швейцарских Альпах — все с тем же безрассудством бондианы а-ля стимпанк, снявшей шляпу перед Хичкоком и братьями Вачовски. Диковинные виды чередуются с жуткими убийствами: с бахвальством эксгибициониста фильм демонстрирует нам все более мощное оружие. Изменилось лишь одно: злодей.

Мориарти не малюет на своем лице воинственную улыбку, но для Холмса он явно Джокер, мошенник столь упертый, что неотличим от героя. Не стараясь спрятаться в тени, он занимает на сцене центральное место. То и дело сталкиваясь в схватках, Холмс и его немезида разыгрывают буквальную и метафорическую партию в шахматы. Приглашать звезду за десять миллионов и отвлекать зрителя на броскую физиономию нет нужды: Джаред Харрис, мурлычащий от удовольствия при осуществлении своих непостижимых планов (голос актера — роскошное эхо грубоватого ирландского выговора его покойного отца), играет дьявольски обаятельного Мориарти, настолько же уравновешенного, насколько его оппонент не в ладах с нервами.

Паясничающий Шерлок Дауни-младшего будет по-прежнему раздражать пуристов, но стоит оценить разыгрываемый им гамбит: он одновременно смеется над замогильной серьезностью Артура Конан Дойля и восславляет ее. Этот Шерлок остается постмодернистским созданием: чудак-супермен (ключевая способность — мгновенные интеллектуальные атаки), остряк, клоун, эксцентрик и старомодный романтический герой, который нынче ценится больше, чем спецэффекты. Там, где Джек Воробей утонул в море спагетти несъедобного сюжета, свободомыслящий сыщик Дауни-младшего выживает, чтобы раскрыть адское дело. Даже если вы не уследите за перипетиями сюжета, не беда. Мы отождествляем себя с Ватсоном: осознать, что же на самом деле происходит, нам не по извилинам, оставим это Холмсу.

Остроумный прием Гая Ритчи — плавание по мозговым волнам Холмса, будь то яростные схватки (которых в фильме восхитительно много, даже слишком) или образчики дедуктивного метода — в «Игре теней» стал главной движущей силой зрелища. Длинная и до предела напряженная сцена, в которой Ватсон пытается отправиться в свадебное путешествие, а его шафер в итоге скидывает супругу доктора с поезда, превращается в матрешку искуснейших холмсовских схем внутри схем. Развертывающиеся туда-сюда по временной оси замедленные дедуктивные пассажи — это импровизация на тему искусства кино, повествующая об умении искажать время и перетасовывать сюжет в процессе монтажа. Даже больше, чем первый фильм, сиквел играет на перекрученном противоречии: это большой и тупой блокбастер о поразительных умственных способностях — парадокс, который подкрепляет умник Стивен Фрай в роли Майкрофта Холмса, играющего Стивена Фрая с апломбом.

Не цепляет только Нуми Рапас, но это не ее (бедная девушка!) вина: дерзкая цыганка Сим не слишком темпераментна и не особенно симпатична, и ей даже не предложили любовную линию. Она вечно рядом и на подхвате. Рэйчел Макадамс, которая возвращается в коротком эпизоде как вероломная Ирэн Адлер, в предыдущем фильме добилась куда большего за меньшее экранное время. Само собой, настоящим возлюбленным полупомешанного Холмса остается партнер Дауни-комика, здоровяк Ватсон. Джуду Лоу эта роль подходит как никому: актер привносит ощущение уязвимости в образ благоразумного человека, сражающегося с неодолимым соблазном приключений. Мужской роман набирает обороты; гомоэротика теперь — не столько подтекст, сколько изъезженная рутина, и Шерлок даже переодевается женщиной. Ни на минуту не скатываясь в пародию, «Игра теней…» обрушивает на зрителя водопады самоиронии. Гая Ритчи не покидает убежденность в том, о чем режиссеры блокбастеров сплошь и рядом забывают: удовольствие — вовсе не бранное слово.