Традиции русского капитала. История семьи Рябушинских

Рябушинские

24 июля 1924 года парижская газета «Последние новости» сообщала: «Тело скончавшегося 19 июля в Cambo-les-Bains П.П.Рябушинского прибудет на кладбище Batignoles в субботу 26 июля в три часа дня». В последний путь одного из самых богатых и влиятельных людей дореволюционной России провожали только ближайшие родственники и несколько старинных друзей. Казалось, что сам Павел Павлович и дело всей его жизни будут забыты навсегда.

Но судьбе было угодно распорядиться совсем иначе. Мир в очередной раз изменился, и в начале XXI века мы все чаще и чаще возвращаемся к образам братьев Рябушинских – ярчайших персонажей русского делового сообщества столетней давности. Их начинания оказались трагически прерваны, их опыт – невостребован, но без его возрождения трудно представить себе новую и процветающую Россию.

Братья

Осенью 1913 года, через несколько дней после официального завершения празднования двадцатипятилетия Товарищества мануфактур П.М.Рябушинского с сыновьями, в особняке Степана Павловича Рябушинского на Малой Никитской, том самом, шехтелевском, признанном классикой московского модерна и в конце двадцатых годов отданном профессиональному босяку, писателю Максиму Горькому, – собрались миллионеры Рябушинские, одна из самых знаменитых русских семей начала XX века. Во главе стола восседал Павел Павлович, председатель Товарищества, хозяин Московского банка, неизменный вдохновитель многочисленных совещаний и комитетов представителей промышленности и торговли, главный редактор «Утра России», лидер партии «прогрессистов», воплощенный образ русского крупного капитала. Вместе с ним – его ближайшие товарищи в деле, братья. Их имена знали повсюду – от Риги до нефтяных промыслов Баку, от Архангельска до Тифлиса.

Степан, Сергей и Владимир стояли у истоков отечественной автомобильной промышленности, они – будущие основатели первого в России автомобильного завода АМО (ныне ЗИЛ) и к тому же – археологи, коллекционеры и специалисты по древнерусской иконописи. Михаил – тоже коллекционер, но несколько иного рода. Его собрание русских и западноевропейских художников станет вскоре жемчужиной фондов нескольких ведущих советских музеев. Николай, известный литератор, издатель журнала «Золотое руно», публиковавший под псевдонимом Н.Шинский стихи и прозу в «Мусагете» и других модных изданиях начала века, как равный бросал вызов легендарным «Аполлону» и «Бубновому валету». Дмитрий, один из крупнейших в мире специалистов в области теории воздухоплавания, устроил еще в 1904 году в семейном имении Кучино единственный в мире частный Аэродинамический институт...

По хорошему русскому обычаю братья плотно отобедали, на европейский манер закурили сигары, им предложили коньяк, и завязалась долгая неторопливая беседа. Этот вечер, уже в эмиграции, подробно вспоминал Владимир Павлович Рябушинский: «Так уж случилось, что то была одна из последних наших спокойных встреч, в семейном кругу, без посторонних... И тогда Павел сказал, – я на всю жизнь запомнил, – на чем Россия держится. На готовности принять новое, да только примирив его с отеческим устоем, – сказал он. И еще на ответственности. Это была великая мысль. Она объединяла его со Столыпиным. Россия – думали они – будет движима энергией крепких хозяйственных людей, не забывающих свое Отчество, а вместе с ним и Отечество»...

Род и дело

В отличие от большинства населения России, почти повсеместно превратившегося в XX веке в иванов, не помнящих родства, Рябушинские берегли свое Отчество как зеницу ока, свято хранили семейную память.

Происходили они из экономических (то есть сохранявших личную свободу) крестьян Боровско-Пафнутьевского монастыря. Там-то, в Боровске, и вырос дед прославленных братьев Рябушинских, Михаил Яковлевич. Вспоминая о своем деде, Павел Павлович Рябушинский скажет с гордостью: «Думается, что лиц, обладавших тысячей рублей, имелось много тысяч, но лиц, создавших из них в течение 40 лет работы два миллиона, – очень немного, и они едва ли своим счетом заполнят один десяток...» Дело Михаила Яковлевича унаследовали его сыновья, Василий и Павел Рябушинские. Несмотря на конфликты с отцом, именно Павлу, из-за которого у матери так часто схватывало в тревоге сердце, суждено было продолжить семейное дело...

Меж тем текстильное производство Михаила Яковлевича постепенно приходило в упадок. Назревал технический переворот, и устроенные по старинке предприятия Рябушинского-старшего не выдерживали конкуренции. В этой ситуации в 60-х годах XIX века Павел Михайлович решается на резкое обновление: он продает все отцовские мануфактуры и покупает единственную фабрику в районе Вышнего Волочка, всего в полверсте от станции Николаевской железной дороги. Фабрика была убыточная, но Павел Михайлович не пожалел денег, переоборудовал ее по последнему слову техники. Об убытках забыли. Больше того, на мануфактурной выставке 1870 года Рябушинские были пожалованы золотой медалью для ношения на шее, с Аннинской лентой и надписью «за полезное», а в 1882–м – правом маркировать свои ткани государственным гербом – двуглавым орлом. То была высшая честь, которой мог удостоиться промышленник в Российской империи.

В 1887 году Вышневолоцкая фабрика, а точнее – целая сеть фабрик (бумагопрядильная, ткацкая, красильная, отбельная и аппретурная), была реорганизована в Товарищество мануфактур П.М.Рябушинского с сыновьями. В 90-х годах Товарищество развернуло и банковскую деятельность.

По складу своему П.М.Рябушинский уже сильно отличался от основателя династии. Это было второе поколение отечественных предпринимателей, и носили они не русский кафтан, а «иноземное платье», интересовались искусствами, науками и политикой. П.М.Рябушинский избирался от своего сословия в члены Московской думы, Коммерческого суда, Московского биржевого общества. Но главное, изменилось самоощущение. Особенно ярко это проявилось в личной жизни.

Романтическая история на староверческий лад

Рано, в 23 года, отец женил Павла Михайловича на Анне Фоминой, внучке знаменитого начетчика Ястребова, основателя старообрядческой Рогожской слободы. Невеста была старше жениха на несколько лет, и их супружество сразу не заладилось. Муж и жена часто ссорились, случались громкие скандалы, но самое печальное, что Анна так и не родила Павлу Михайловичу наследника – сына.

И в конце 50-х годов, почти сразу после смерти отца, Павел Михайлович затеял дело, в старообрядческой среде почти невиданное, – развод. Он, видимо огульно, обвинил Анну в измене и добился расторжения брака. Старики из Рогожской слободы видели в этом несчастливое предзнаменование, однако их предсказаниям не суждено было сбыться.

Почти десятилетие Павел Михайлович проходил холостым, до тех пор, пока в 1870 году не отправился в Петербург сватать невесту своему брату Василию. Избранница брата, семнадцатилетняя дочка крупного хлеботорговца Овсянникова Сашенька, настолько пленила воображение свата, что он презрел все путы и препоны, да и женился на ней сам. Несмотря на разницу в возрасте в тридцать с лишним лет, союз с Александрой Степановной Овсянниковой оказался для Павла Михайловича на редкость счастливым. Они родили шестнадцать детей, из них восемь сыновей, жили душа в душу и умерли если не в один день, то почти в один год.

Павел Михайлович Рябушинский скончался в самом конце XIX столетия – в декабре 1899 года. Несколько десятков тысяч рублей он завещал своему духовному отцу Ефиму Силину, дом в Малом Харитоньевском переулке оставлял жене, а своим сыновьям передавал отлично отлаженное и энергично развивающееся дело, а также ао миллионов ассигнациями – состояние по тем временам огромнейшее...

Павел Павлович Рябушинский

Третье поколение русских предпринимателей – особая веха в истории страны. В отличие от своих отцов они уже получили отменное европейское образование (братья Рябушинские, к примеру, окончили Московскую практическую академию коммерческих наук, знали два-три европейских языка) и пришли на нажитое родовое богатство. В большинстве своем эти люди были умны, активны, готовы к масштабной деятельности и широкой благотворительности.

Павел Павлович Рябушинский принял в управление отцовское Товарищество на границе XX века и к началу 10-х годов возглавлял крупнейшую финансовую монополию, аппетиты которой намного переросли пределы производства и продажи тканей. Всюду, где только возможно, его Среднероссийское акционерное общество противостояло иностранцам: геологическая разведка на Севере, лесозаготовки, нефтяная промышленность, автомобильная и авиационная отрасль – этот перечень далеко не полон.

Возможности были огромными, амбиции – еще больше. И все же главное, что выделяло П.П.Рябушинского из среды его коллег и партнеров, – острое, почти болезненное самосознание, чувство ответственности за наследственное дело и за страну. Он, пожалуй, был первым, кто во всеуслышание заявил: предприниматели, люди, способные обеспечить достаток и процветание, – и есть истинные хозяева грядущей России.

Но даже не предпринимательство, а именно политика стала средоточием деятельной страсти П.П.Рябушинского. При этом опыт его семьи, его старообрядчество удивительно уживались с пытливым любопытством, открытым взглядом на современность. Так, настаивая на развитии гражданского общества и укреплении политических свобод, он в то же время предлагал отделиться от Запада «железным занавесом», бороться за рынки.

В годы кризиса 1905–1907 годов П.П. Рябушинский окончательно уходит в публичную политику. Он – выборный Московского биржевого комитета, член министерской Комиссии по «упорядочению быта и положения рабочих в промышленных предприятиях Империи». После стабилизации 1907 года Павел Павлович участвует в создании партии «прогрессистов», издает одну из самых популярных ежедневных газет – «Утро России», вместе с П.Б.Струве разрабатывает долгосрочную стратегию экономического развития. «К 50-м годам XX века по всем расчетам мы призваны стать первой и богатейшей индустриальной державой мира», – заявляет он, и это утверждение мало кто берется оспорить. Кроме, разумеется, социал-демократов...

Павел Павлович Рябушинский сознательно строил свой образ – активного, мобильного, понимающего свой и более широкий государственный интерес русского капиталиста. В нем поразительным образом уживались своеобразная деловая этика старообрядческой среды, широкая натура русского купца и благотворителя с железной цепкостью, образованного предпринимателя XX века.

Перед пропастью

Патриотический подъем, захвативший Россию с начала Первой мировой войны, оказался созвучен Павлу Павловичу. Весь 1915 год он провел в действующей армии, устроил несколько подвижных лазаретов, был награжден орденами. Но уже с зимы 1916-гo сгустилось ощущение катастрофы. Тыл разваливался, фронт держался из последнего, а правительство, казалось, вовсе перестало учитывать мнение общества: Николай II отказался принять депутацию промышленников, думцы требовали, министры раздражались. Ранней весной 1917 года в Петербурге случились беспорядки, солдаты братались с демонстрантами, генерал Хабаров оказался бессилен. В конце концов было подписано отречение императора.

Революцию февраля – марта 1917 года Рябушинские восприняли с надеждой. Павел Павлович тогда даже позволял себе шутить: «Мы вот теперь говорим, что страна стоит перед пропастью. Но переберите историю: нет такого дня, чтобы эта страна не стояла перед пропастью. И все стоит». Однако к лету настроение кардинально поменялось. Остановить распад не удалось. Временное правительство уступило диктату Советов и с каждым месяцем левело. П.П.Рябушинский сказал по этому поводу: «Социальное реформирование пошло не творческим, а разрушительным путем и грозит России голодом, нищетой и финансовым крахом...»

Годы Гражданской войны Рябушинский провел в Крыму, а затем оказался в эмиграции, во Франции. Но и там он не терял веры в Россию и в 1921 году, выступая на съезде Русского финансово-промышленного и торгового союза, предрек: «Дурной сон закончится. Наступит пробуждение Отечества. Я не знаю, когда это случится, через год или через век. Но тогда на прежнем или вновь родившемся торгово-промышленном классе будет лежать колоссальная обязанность – возродить Россию... Нам надо научить народ уважать собственность, как частную, так и государственную, и тогда он будет бережно охранять каждый клочок достояния страны».

Автор: Андрей Полонский

Категория вне кино: