Хай, мамуля! - рецензия на фильм

Хай, мамуля! (Hi, Mom!)

США, 1970
Режиссер: Брайан Де Пальма
В ролях: Роберт Де Ниро, Дженифер Салт, Ален Гарфилд

Брайан Де Пальма известен, в первую очередь, своими гангстерскими фильмами. «Лицо со шрамом», «Неприкасаемые» и «Путь Карлито» – расцвет его творчества, но начинал он с совершенно другого рода кинематографа. На самом деле, Брайан Де Пальма – очень многогранный режиссер. В самом начале карьеры Де Пальма показал миру такое кино, к которому мир еще не был готов.

«Хай, мамуля!» заявлен в каталогах как комедия, и это главная уловка режиссера. Потому что этот фильм – своего рода карамель с горькой начинкой. Сцены в начале фильма вас, возможно, повеселят до слез. А середина выбьет почву из-под ваших ног. На экране вы увидите настоящую триеровскую догму, снятую за двадцать лет до Триера. С нарочито дергающейся любительской камерой и остросоциальным подтекстом.

Начинается все довольно безобидно, Джон Рубин (Де Ниро), молодой парень без комплексов и личных проблем пытается сделать карьеру в мегаполисе. Увлеченный начинающий кинематографист приобретает необходимую аппаратуру и сутками дежурит у окна, снимая чужую жизнь в окнах нью-йоркских многоэтажек. Идея снимать любительские порнофильмы скрытой камерой появилась задолго до нынешних реалити-шоу. Знаменитая сцена соблазнения перед скрытой камерой дает фору любому ситкому: камера поставлена на таймер из расчета 20 минут на соблазнение девушки, соблазнитель уже в пути, но ситуация, когда девушка сама бросается на соблазнителя, явно не продумана. Как протянуть эти двадцать минут – here is the question.

На этом комедия заканчивается и начинается совершенно другое кино. Неудавшаяся карьера порнорежиссера-новатора сменяется актерской карьерой в экспериментальном спектакле “Be Black Baby”. Задача спектакля – заставить зрителя понять, что такое быть черным в Нью-Йорке и, преследуя свою цель, театралы не гнушаются любых доступных средств. В этой сюжетной составляющей, Де Пальма ставит вопросы, которые не утратили актуальность до сих пор. На что способны театральные экспериментаторы, задавшиеся целью поразить зрителя? Использовать жилой подъезд вместо сцены и зрителей вместо актеров? Что способен вытерпеть эстетствующий зритель, чтобы получить новый experience? Позволить унижать себя физически, а потом восхищаться этим? И наконец, вопрос, который начинал зреть уже в 70-е и достиг апогея к концу 90-х: к чему может привести политкорректность и какие извращенные формы она может обрести? Тут есть над чем задуматься.

После первых неудач с порносъемкой, Джон Рубин сменил камеру на телевизор, и превратился из творца в потребителя. Выйдя из театра-эксперимента, он расстреливает телевизор, становясь таким образом обывателем, читай – никем. У него глупая жена, удобное кресло, трубка в зубах и пустые разговоры за столом. Это то, к чему приходит псевдобунтарь, говорит Де Пальма, и тут же показывает альтернативу истинного бунтаря – взорвать все к черту вместе с женой и креслом и передать привет маме по телевизору. Три возможных пути: творец, который меняет мир, потребитель, который участвует в этом, и обыватель, которому все равно, что происходит.

В прокате фильм шел как «Hi, mom!», цитируя последнюю фразу фильма, но оригинальное название фильма – «Blue Manhattan». Голубой Манхэттэн, который готов покупать порно с участием себя самого или своих близких, снятое на скрытую камеру. Голубой Манхэттэн, измазанный грязью и изнасилованный чернокожими, который говорит, что порекомендует этот спектакль своим друзьям. Именно голубой Манхэттен, который собирается на развалинах взорванного здания, чтобы сказать в камеру: теперь мне будет, где выгуливать собаку.

Резюмирую. Великолепный фильм, который понравится далеко не всем фанатам Де Пальмы и Де Ниро. Если вам по душе исключительно гангстерский жанр, с которым обычно связывают эти две фамилии, вы рискуете разочароваться. «Hi, mom!» - оригинальное авторское кино – местами пародия, местами гротеск. Если вам интересно подумать над фильмом после просмотра, добро пожаловать на Голубой Манхэттэн.

Автор: another_boy