Большая жратва - рецензия на фильм

Большая жратва фильмБольшая жратва (La Grande Bouffe)
Италия-Франция, 1973
Режиссер: Марко Феррери
В ролях: Марчелло Мастрояни, Филипп Нуаре, Уго Тоньяцци, Мишель Пикколи

А смогли бы вы честно ответить на вопрос - как бы вы хотели умереть? Смогли бы вы сказать хотя бы самому себе – что такое счастливая смерть? Время рыцарей, самураев и прочих спартанцев давно прошло. Ручаюсь, что большинство ответов будет содержать следующие ключевые фразы: "красивая девушка", "вкусная еда", "хорошая компания", "дом за городом".

Марко Феррери, итальянский режиссер-правдоруб, корифей и апологет черного юмора в авторском кинематографе, снял фильм, который ярко иллюстрирует несовместимость понятий «счастье» и «смерть». Умереть сытым, в хорошей компании в объятьях женщины – это, бесспорно, лучшее, что можно пожелать себе любимому. Но любая попытка осознанно спровоцировать подобный исход неизбежно приведет к разочарованию.

Итак, четверо друзей, проработавших на общество большую часть жизни устали от проклятой суеты сует. Сообща они находят способ избежать бессмысленного ожидания смерти в ежедневном наблюдении процесса саморазрушения личности и организма. Идея проста – взять от жизни все, что позволительно взять, и умереть от пресыщения взятым. По их мнению, идеальная смерть должная состояться 1) в компании хороших друзей 2) подальше от общества 3) от вкусной и здоровой пищи.

Воплощая в жизнь свой план, друзья едут в загородный дом, заказав совершенно немыслимое количество самой лучшей гастрономии. Дальше - больше: оказалось, что одной только вкусной еды не достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым, и компаньоны приглашают в особняк женщин - случайную знакомую и (до кучи) трех проституток. Что характерно, за не имением достаточного жизненного опыта, шлюхи просто не в состоянии понять истинных целей и мотивов этой пирушки – «ах, эти сумасшедшие жрали всю ночь!» А четверо друзей и не собираются кому-либо что-либо объяснять. Однако, та самая случайная знакомая – школьная учительница Андрэа – давно уже в годах (и, соответственно, в теле), поэтому очень остро чувствует, что это конец. Яркий и жуткий конец.

По Феррери, истинные потребности современного человека - пожрать, потрахаться и выспаться. Однако в каждом обязательно есть еще что-то вторичное чаще всего остающееся в виде несбыточных фантазий. Каждый как бы играет в свою мечту, верит в нее и убеждает окружающих в ее существовании. Филипп упорно хочет жениться, и даже делает предложение Андрэа, но спокойно реагирует, когда его друзья по очереди спят с новоиспеченной невестой. Марчелло мечтает ездить на старомодном авто, но все его поездки заключаются в катании вперед и назад по дорожке рядом с домом. Мишель хочет стать актером, но не заходит дальше домашнего представления – совершенно гениальное исполнение роли брандо, и вместе с тем разовое и совершенно бессмысленное. Гуго хочет стать музыкантом, но эта страсть не заходит далее, чем упорное подбирание на фортепьяно единственной мелодии. Однако, все участники событий (особенно Андрэа) искренне верят друг другу. Верят, что Филипп любит Андреа и будет счастлив с ней. Верят, что Марчелло ездит на авто, Мишель - талантливый актер, а Гуго – хороший музыкант. И эта видимость исполнения желаний порождает иллюзию мимолетного счастья. Предсмертного счастья.

Второй слой фильма, предположительно, менее очевидный: модель современного общества потребления. Современный человек склонен потреблять хотя бы и во вред себе, но только ради самого процесса потребления. Чтобы показать, насколько примитивна человеческая страсть к потреблению, Феррери препарирует самые примитивные его (человека) потребности, картинно гипертрофируя их до смертельно опасных форм. Общество, не знающее меры ни в желаньях, ни в их реализации, погибнет от пресыщения – таков предположительный диагноз.

В эмоциональном плане цель фильма такова - выжать из потенциального зрителя полный спектр эмоций, дать психологическую встряску. И на определенном этапе эта цель умело достигается. Феррери рисует почти полный спектр естественных реакций человека – выводя фильм на уровень универсального шокового инструмента по отношению к зрителю. Кого-то развеселят одни сцены, но эти же сцены способны испугать других. Смена контрастов иногда происходит даже в рамках мизансцены, когда гармония застольного диалога резко рушится акцентированием внимания на задний план – мертвецов за стеклом. Смех и холодный пот. Выражаясь аллегориями относительно конечного эффекта от просмотра, стоит вспомнить пресловутый выжатый лимон. Лучше не скажешь.

Великое кино. Смотреть рекомендуется всем. Смотреть и чувствовать волшебную силу искусства.

Автор: another_boy