Джано Арет Озгенер. Интервью с основателем C.A.O. International

Джано Арет Озгенер интервьюДжано Арет Озгенер (Саnо Aret Ozgener) родился 19 января 1937 года в Стамбуле. Окончив французскую иезуитскую начальную школу, поступил в американский Робертс-колледж в Стамбуле и в 1969 году получил диплом инженера-механика. Затем он отправился продолжать инженерное образование в Соединенные Штаты, в Колумбийский университет. Получил в 1962 году степень магистра и два года проработал в том же университете. В 1964 году, с дипломом инженера, поступил в фирму DuPont.

Озгенер интересовался табачными аксессуарами еще в колледже. Впоследствии, уже в Соединенных Штатах, в руки ему как-то раз попались довольно неудачные турецкие курительные трубки, которые он решил на досуге усовершенствовать, используя свои навыки инженера. С тех пор Джано проводил все отпуска на съездах Объединения розничных табачных дилеров Америки (The Retail Tobacco Dealers of America – RTDA), затем оставил инженерную карьеру и основал в городе Нэшвилле фирму по производству курительных трубок, назвав ее своими инициалами – «С.А.О.». Увлечение стало профессией. Мало-помалу выпускаемые фирмой пенковые трубки стали самыми популярными в мире. Любовь Джано к искусству и антиквариату, к красивым предметам навела его на мысль о фирменной линии хьюмидоров. Постоянный участник антикварных аукционов, он приобрел несколько деловых «джентльменских» шкатулок, инкрустированных перламутром, раковинами моллюска «морское ушко», серебром и бронзой, и переделал их для хранения сигар. Отсюда и пошли элегантные хьюмидоры С.А.О., которыми дорожат Арнольд Шварценеггер, Майкл Джордан, Брюс Уиллис и Синди Кроуфорд.

Что касается сигар С.А.О., этот проект начался в 1994 году, когда Джано встретился с эмигрантами-кубинцами Карлосом Торано и Нестором Пласенцья. Компаньоны вдумчиво отобрали лучшие сорта центральноамериканского табака и создали сигару высшего класса.

Недавно hecho a mano встретился с Джано в Нью-Йорке и беседовал с ним о сигарах, семье и о жизни вообще.

Рассказывая о своей судьбе, Джано улыбается ее неожиданным поворотам...

~ По правде сказать, всю жизнь учиться на инженера-механика – занятие рискованное. Но знания эти мне все же пригодились. И уж если сделал выбор – старайся работать как можно лучше. Возьмем, к примеру, сигары. Надо разобраться во всех деталях бизнеса, добыть наилучший табак, найти наилучших скрутчиков, обеспечить наилучшие условия для ферментации листа и применить наилучшие технологии. А затем соединить это все с долей искусства, ибо сигары для меня – это и искусство, и наука.

 

~ Инженер-механик меняет работу в такой корпорации, как DuPont, на собственный сигарный бизнес. Почему вы приняли такое решение?

~ Логика жизни. Я стал по-особому ощущать происходящее вокруг, понимать предначертанный Богом путь, а когда каждодневно ощущаешь, что вокруг тебя делается, знаете ли, это примерно то, что китайцы и индусы называют кармой. Начинаешь видеть новые возможности и понимаешь: «А почему бы этим не заняться?» И мне как-то хватило духу сменить занятие. Это непросто, но мне повезло, да и там, на небесах, кто-то помог.

 

~ Насколько нам известно, вас отговаривали начинать сигарный бизнес, мол, время уже упущено. А вы не прислушались...

~ Надо не к советам, а к собственному сердцу прислушиваться – и следовать ему. Нельзя, скажем, посвятить себя бизнесу на восемьдесят пять процентов, надо выкладываться на все сто. Это как у полководца перед сражением... Противник твою армию превосходит по численности раз в пять, и тут уж выбора нет: или победить, или погибнуть. В бизнесе то же самое. Приходится выкладываться полностью. Мы так и поступаем. Когда выпускаешь новую сигару, ты должен быть в нее влюблен, а уж покровный лист надо любить совершенно беззаветно. Я начинал с Карлосом Торано и Нестором Пласенцья. Торано я знал раньше, он занимался как раз покровным листом. В то время все американцы работали с доминиканскими фабриками. А мы отправились к Нестору: у него великолепная фабрика в Гондурасе. И Карлос, и Торано – классные специалисты, знатоки. И в Гондурасе есть прекрасные скрутчики. Мы больше двух лет разрабатывали и совершенствовали сигару, прежде чем выпустить ее под моими инициалами. А примерно год спустя я начал выпускать сигары в Никарагуа.

Сейчас мы делаем «трилогию» L'Anniversaire: линии сигар Maduro, Cameroon и eXtreme. Есть еще С.А. О. Gold, это наша первая никарагуанская сигара, мы ею очень гордимся. Выпускаем мы также малые партии (50-100 тыс.) особых сигар – из уникальных, неповторимых табаков с отдельных плантаций. Это сигары Millennium и Odyssey.

Еще одна марка – С.А.О. Petite, их крутят в Доминиканской Республике. Сейчас все больше и больше людей пробуют курить сигариллы, т.е. маленькие сигары. И мы хотим представить в RTDA сигариллы с ванильной отдушкой, специально для любителей этого аромата.

Конечно, на первых порах почти никто не знал марки С.А.О., разве что отдельные афисионадо, которые заглядывали на наш сайт в Интернете. А теперь, по результатам последнего Big Smoke, о нас знают восемьдесят процентов курильщиков США, и такая популярность рождает новый интерес. Наши сигары продаются за рубежом: в Италии, в Германии, в Турции и Малайзии – и люди отзываются о них очень хорошо. Мы получаем предложения организовать импорт наших сигар в ту или иную страну, и это приятно.

Еще мы делаем хьюмидоры. Это очень дорогой и востребованный товар. Одно время мы выпускали в год по тридцать–сорок тысяч хьюмидоров, и они составляли половину нашей продукции. Как-то мы подарили хьюмидор баскетбольному клубу Chicago Bulls. Они очень обрадовались и решили хранить в нем памятные чемпионские перстни. К тому моменту у некоторых игроков набралось уже по пять чемпионских перстней. Тогда мы сделали штук сто пятьдесят таких хьюмидоров с сигарами для игроков, тренеров и менеджеров команды, ведь перстни получают все, кто внес свой вклад в победу в чемпионате NBA. Когда Майкл Джордан (быть может, величайший баскетболист всех времен) уходил из большого спорта, владелец команды Chicago Bulls Джерри Рейннсдорф вручил ему шестой, и последний, чемпионский перстень в хьюмидоре С.А.О. Series 4000 со стеклянной крышкой. Телевидение транслировало прощальную пресс-конференцию Джордана на весь мир. На нас сразу обрушился шквал звонков с вопросами об этом хьюмидоре. Признание всегда приятно, да и сотрудничать с этим замечательным клубом – большая честь.

В 1992 году в Англии, на антикварном аукционе, мне посчастливилось купить несколько десятков деревянных шкатулок для драгоценностей и писем, которые мы переделали под хьюмидоры: отделали испанским кедром, сделали систему поддержания влажности. Конечно, не всякую шкатулку можно так переделать, но некоторые наши вещицы поистине уникальны.

 

~ Предполагали ли вы в 1992 году, когда в США начался сигарный бум, что у вас будет именно такая компания, что в ней будут заняты и сын, и дочь, что вы будете поставлять сигары на американский и мировой рынки?

~ Ни в коем случае. Когда в 1992 году появились сигарные журналы, я обрадовался, но никак не мог предположить, что сигарный бум достигнет такого размаха: думал, что все это ненадолго. Я ведь уже пробовал заниматься сигарами в восьмидесятые годы, и это было нелегко. Но, выждав пару лет, все же решился.

Что касается участия в бизнесе дочери и сына, вообще-то я никому этого не посоветую. Даже за обедом разговор идет не о жизни, а о бизнесе, а с женой мы только о делах и говорим. Но нам нравится то, что мы делаем, интересы наши совпадают, так что дела в компании идут хорошо. Дочь увлечена работой, она любит сигары, да и сын тоже. За время своих путешествий он очень многое узнал о сигарах. У нас полное взаимопонимание, поэтому все и получается. Иначе я бы не предложил им работать вместе со мной.

 

~ А почему вы решили привлечь их к бизнесу?

~ Это как-то само собой вышло. Моя дочь Айлин окончила университет по специальности «связи с общественностью и журналистика», она общительна и обаятельна. А я – я сделал ей такое предложение, что она просто не могла не согласиться.

Что до моего сына Тима, он еще студентом подрабатывал продажей наших сигар в Калифорнии, и ему это дело нравилось. После университета он работал в театре и на эстраде, в комедийном жанре, а днем занимался моим бизнесом. Мне нужен был такой человек. Он – незаурядная личность, легок на подъем, умеет интересно обыграть представление продукции. Я очень ценю их обоих, они профессионалы. Но есть у меня и еще одно дитя, которое мне дорого: С.А.О. Мой бизнес – это мой ребенок, заботу о котором я не отдам никому. И я не могу подпустить к нему посредственность. Так что все мои дети вместе, а Айлин и Тим заботятся о С.А.О.

Мне нужно совершенство, но достичь его непросто. Большие требования приходится предъявлять и к самому себе. Когда я начал заниматься этим бизнесом, мой рост был 6,5 фута, а сейчас – 5,5: груз забот!

 

~ Что вы чувствуете, оглядываясь на пройденный путь?

~ Мне кажется, жизнь удалась, но я не могу остановиться на достигнутом. Мне хочется, чтобы день сегодняшний стал лучшим днем жизни, хочется прожить его лучше, чем вчера. Согласен, прошлое очень важно, но это прошлое. А будущее есть будущее. Давайте полноценно ощущать момент настоящего – вот моя философия. Но что мне хотелось бы делать всегда, так это приносить людям радость. Если моя сигара дарит человеку радость, хотя бы на час-другой, можно смело сказать: я самый счастливый человек на свете. Это и есть моя цель: не просто делать больше сигар, зарабатывать больше денег. Мне хотелось бы, чтобы каждая сигара несла в себе любовь. Главное – это любовь.
 

Категория вне кино: