Вино и сигары: выдержка и благородство

Вино и сигары

Вино и сигары. Признаюсь честно, до последнего времени я не задумывался об их общности. Причина моего неведения была весьма прозаична: ваш покорный слуга не курил сигар и, как результат, ими не интересовался. Так уж получилось, что, скрупулезно изучая в течение последних десяти лет мир вина, я прошел мимо сигар. Нет, конечно, мне были известны знаменитые «винные» серии Зино Давидофф, но я как-то не придавал этому факту особого значения. Виной тому безусловный рефлекс бывшего курильщика сигарет. Ведь не секрет, что сигарета и вино – понятия несовместимые, по крайней мере для профессионала. Так что, кстати, если вам попадется на глаза «винный эксперт», жадно затягивающийся сигаретой в перерыве между дегустациями, – мой вам совет: никогда не читайте его экспертных оценок, он может быть образованным компилятором, но его собственные рецепторы безнадежно подавлены в результате длительного общения с сигаретами и продуктами их сгорания. И только в этом году приобщившись, а затем и пристрастившись к сигарам, я начал понимать, что здесь дело обстоит совсем по-другому. Как и насколько по-другому? Попробуем разобраться.

Моим личным путеводителем по стране сигар стала замечательная книга Бернара Ле Руа и Мориса Шафрана «The Illustrated History of Cigars», знакомству с которой я обязан доброму другу и неутомимому пропагандисту сигар Тодду Трибллу, вот уже десятилетие несущему на просторах бывшего СССР флаг наслаждения «Хорошей Жизнью» (Good Life) компании Davidoff.

И что же я читаю в первом же абзаце? «Для тех, для кого Ноуо des Dieux равносильно хорошему бордо, a Romeo у Julieta Churchill – первоклассному бургундскому, для них это всегда открытие чего-то нового и прекрасного, источник абсолютного удовлетворения». Остается только позавидовать авторам и их аудитории в их трепетном отношении к этим двум удивительным и символичным продуктам – вину и сигарам. И это еще не все: «Если наше понимание жизненного наслаждения в целом основывается на наслаждениях, которые нам дарит любовь, изысканная еда и не менее изысканное вино, то сигара – это четвертый краеугольный камень искусства наслаждения, сочетающий в себе мощнейший вкус и изысканно простую игру воображения». Вот так – и не иначе.

Первым, но отнюдь не последним известным человеком, покинувшим лучший из миров с сигарой во рту, был наполеоновский маршал Ней, получивший две предсмертные привилегии: самому командовать собственным расстрелом и право на последнее желание, каковым и была заветная сигара. Однако существует ли между вином и сигарой более глубокое родство, чем эмпирическое?

Давайте порассуждаем. Что делает вино вином? Первичен в виноделии, безусловно, виноград, но что делает великолепной саму виноградную ягоду, что наливает ее соком, что дает ей жизненную силу, которую она передает вину? Ответ один – это природа. Природа с ее единственным и неповторимым в каждом винодельческом регионе климатом и, что самое главное, уникальной почвой (именно почвенный фактор закладывают французы в почти мистическое слово «терруа», на основе которого строятся все винодельческие аппелясьоны).

А как обстоит дело с сигарой? Что первично в ней? Что дарует силу и вкус табачному листу? Те же климат и почва, иным словом – «терруа».

Итак, вино и сигары – дети самой Природы, и родство их, таким образом, не только эмпирическое, но и, если можно так выразиться, – генетическое. И как прекрасное вино отличается от многих и многих кошмарных творений человеческих рук, с их искусственными ароматизаторами и прочими химическими производственными технологиями, наполняющими мир алкоголя, так же и прекрасная сигара горделиво возвышается над всем порожденным индустриальным веком мусором табачной промышленности!

Впрочем, не будем так уж сильно нападать на человечество. Ведь и в вино, и в сигары человек вложил огромное количество тяжелого ручного труда, и не только труда. Хорошее вино и хорошая сигара – результат симбиоза природного дара, о котором мы говорили выше, и человеческого таланта. Впрочем, что есть талант, как не природный Божий дар?! И у Вина и у Сигары есть свои Рыцари, свои Герои, свои Гении (и, как результат, и оборотная сторона – свои Злодеи). Итак, природа объединяется с творением своим – человеком, чтобы подарить ему оба эти божественных продукта. (Справедливости ради надо признать, что о «божественном» происхождении сигары первоисточники умалчивают. С вином все понятно: единственное, что Господь разрешил взять с собой из рая изгнанникам Адаму и Еве, была виноградная лоза, и Ной, по окончании своего плавания на ковчеге, первой посадил ее на почву новой родины...) Интересно, что в основу превращения винограда в вино и табачного листа в табак лежит один и тот же процесс – ферментация с последующей выдержкой. Прекрасное сродство! И общая судьба – здесь снова не обойтись без цитаты.

«Именно интерес к хорошему вину и кухне вернул в 90-е годы XX столетия моду на сигары, которые к тому времени медленно погружались в небытие под давлением более динамичного конкурента – сигарилл, покорявших европейский рынок, на который они десантировались в конце 40-х вместе с нещадно курившими американскими солдатами».

Интересно, что сигарный бум 90-х также начался в США и лишь оттуда пришел в Европу, где представители высшего света, впрочем, всегда считали сигариллы моветоном. Здесь мы подходим к теме необыкновенно интересной – сочетаемости вина, кухни и сигары.

«Но позвольте, – скажете вы, – разве не привыкли мы выкуривать сигару на дайджестив с рюмочкой, например, хорошего коньяка?» Да, конечно, но что есть коньяк, арманьяк или даже граппа? Это вино, вино и еще раз вино, ибо в основу напитков этих лег Его Величество Виноград! Впрочем, осторожнее с граппой. Большинство современных грапп делается с применением искусственных ароматизаторов. Тут, впрочем, есть палочка-выручалочка: смотрите на внешний вид бутылки. Чем вычурнее бутылка, чем наряднее она декорирована, тем выше шанс познакомиться с достижениями итальянской пищевой химии, а не виноделия. Лучшие граппы в Италии разливают в очень простые бутылки (смахивающие порой на аптечные пробирки).

Хороши с сигарой коньяки с весомым содержанием старых спиртов в купаже (класса Х.О и выше). Несколько сложнее обстоит дело с недавно вошедшими в моду так называемыми сипажными или винтажными коньяками и их идеологическими братьями – арманьяками. Отсутствие купажа делает вкус выраженным, но достаточно прямолинейным, сужает вкусовую гамму, лимитирует палитру вкусовых оттенков. В результате очень легко попасть впросак с выбором гармоничной сигары. А как обстоят дела с вином, которое все-таки мы привыкли называть вином? Пионером выбора сочетаний здесь, безусловно, был Зино Давидофф. Этот великий сигарный кудесник создал сигары Dom Perignon, Château Haut-Brion, Château Lafite, Château Margaux и Château Mouton, открыв тем самым целую серию выдающихся сигар, идеально гармонирующих с самыми выдающимися винами в мире.

И конечно, не случайно, что мировые звезды высокой кухни увлечены изучением сочетаемости вина, кухни и сигар. Вот еще одна цитата с некоторыми из рекомендаций Бернара Ле Руа и Мориса Шафрана: «El Rey del Mundo – белое Châteauneuf-du-Pape (Jacques Puisais, основатель Французского института вкуса); Hoyo de Monterrey Epicure – Gewurztraminer (Jean Bardet, знаменитый трехзвездочный мишленовский шеф из Тура), Partagas Lusitania – выдающийся сотерн, например Château Climens (по мнению самих авторов)».

И наконец, апофеозом единения вина, кухни и сигары являются сигарные салоны, появляющиеся сегодня в самых изысканных и известных ресторанах высокой кухни. Выдающиеся мэтры гордятся содержимым своего хьюмидора не меньше, чем содержимым своего винного погреба. Пионером этой моды можно считать знаменитого Мишеля Трама, чей замечательный ресторан-отель в крошечном городишке Пимроль рекомендую посетить всем, кого судьба забросит на трассу Тулуза–Бордо. Сочетание очарования средневекового городка, одно из исторических зданий которого занимает отель, новаторского дизайна, широчайшего выбора вин со всего мира, прекрасной кухни и настоящего культа сигар удовлетворит самый привередливый вкус. 
Надеюсь, я убедил вас, что вино и сигара – это, как сказал поэт, близнецы-братья. Если да, то попробуйте ответить на вопрос, заданный авторами моей «настольной» книги: «Почему мы полагаем вполне понятным и само собой разумеющимся заказать в баре порцию-другую не самого дорогого виски, в то время как заказ превосходной сигары по той же самой цене все еще воспринимается как нечто эксцентричное?»

И чтобы не заканчивать на вопросительной ноте, поделюсь рецептом коктейля «Коньяк с трюфелями» из «Бара Хемингуэя» наиболее изысканного (на мой вкус) парижского отеля Ritz:

– 1,5 унции черных трюфелей;

– 1 бутылка Hennessy Х.О;

– Оставить трюфеля в бутылке коньяка на один месяц, сервировать в классических бокалах под бордо. Попробуйте – и вам придется согласиться с аннотацией Ritz: «Идеальный сигарный коктейль после ужина в ресторане высокой гастрономии».

Наслаждайтесь!

Автор: Марк Кауфман

Категория вне кино: